Интересные факты о буддизме

News image

Считается что Будды рождаются в наше мире периодически. Говоря о Бу...

О Будде Гаутаме, принце Сидхардхе

News image

Будда (принц Гаутама, рода Шакья), по рождению названный Сидхартха, что оз...



У Ба Кхин
Учение буддизма - Учения Будды

у ба кхинУ Ба Кхин – мастер медитации и мирянин, был одной из самых необыкновенных фигур нашего времени. Он занялся практикой медитации в возрасте около сорока лет, оставаясь при этом на государственной службе. У Ба Кхин прошел широкую систему обучения под руководством гуру Сайя Тхэт Гьи, хорошо известного бирманского учителя-мирянина, а также освоил практические методы многих типов сосредоточенной медитации, или поглощенности, и выработал наиболее действенную технику для практики медитации випассаны .

Эта техника включает проведение ума через всё тело; при этом особенное внимание обращено на постоянно меняющуюся игру ощущений, доступную восприятию. У Ба Кхин был известен, как чрезвычайно мощный человек, и стиль его жизни указывает на эту внутреннюю силу.

После того, как британцы покинули Бирму, он стал главным бухгалтером кабинета министров, сотрудником министерского ранга; в это же время он основал в Рангуне Международный центр медитации, где учил Дхамме. Фактически в течение нескольких лет после ухода с государственной службы У Ба Кхин не только расширял свой Центр и вел многообразное обучение Дхамме медитации, но также оставался практическим главой четырех департаментов правительства Бирмы. Полная вовлеченность У Ба Кхина в требования мирской жизни, как главы семьи и выдающегося гражданского служащего, становится очевидной в системе и стиле его наставлений. Он подчеркивает практическую сторону, отдавая ей предпочтение перед теоретическим пониманием Дхаммы; его метод практики является прямым и интенсивным.

Учение У Ба Кхина основано прежде всего на его собственном опыте; поэтому терминология, употреблявшаяся им для того, чтобы описать своё понимание, может показаться неточной, если подходить к ней с позиции наиболее технической терминологии буддизма или современной науки. Это потому, что его по-настоящему не интересовали какие-либо теоретические рамки Дхаммы; он просто старался найти достаточный перевод своего собственного опыта, чтобы такой перевод мог служить основой наставления для медитации. Он считал буддизм некоторым делом, а не предметом разговоров. Ограничения с визами, введенные в последнее десятилетие, сократили число западных посетителей в Международном Центре медитации, хотя одно время там училось большое их число. Центр состоит из залов и комнат для размещения приехавших учиться медитации; в центральном святилище находится ступа для медитации, где даются наставления и осуществляется руководство медитацией. У Ба Кхин умер несколько лет назад, однако он оставил много учеников, которые сами учат практике випассаны . В Центре наставления дает мирянка, досточтимая Саияма; жителей Запада, которые приезжают в Рангун, всё еще ждет очень хороший прием; они получают тщательное обучение, насколько это позволяет время. Обучение ведется интенсивным методом; хотя У Ба Кхин учил многим различным системам сосредоточенной медитации, сейчас чаще всего используется внимательность к дыханию в соединении с его практикой прозрения. Эта специфическая практика состоит в том, что после развития некоторого объема сосредоточенности внимание систематически проводится по всему телу, и практикующий осознает наличествующие в нем физические ощущения. Наблюдая эти ощущения, медитирующий развивает всё более четкое осознание аничча , свойства непостоянства.

Когда, по словам У Ба Кхина, активизирована аничча , в психофизическом континууме, которому мы даем название человеческого существа, происходит процесс очищения от скверны. Действующее начало, или способ, этого очищения У Ба Кхин называет Ниббана дхату . Природу Ниббана дхату трудно описать, потому что здесь перед нами не теоретический, даже не концептуальный аспект. Фактически это переживание; и по мере того, как практикующий всё глубже проникает в природу реальности, наблюдая аничча и подходя к действительному состоянию непостоянства, возникает другой способ существования, другой элемент (буквальное значение слова дхату ), который на самом глубоком уровне бытия приходит в соприкосновение со скверной и искореняет её. Такова грубая концептуализация процесса, хорошо знакомого У Ба Кхину; его нельзя объяснить, но он доступен переживанию. Собственное описание У Ба Кхина сходным образом оказывается метафорическим: С осознанием истины аничча , непостоянства, а также связанных с ней истин страдания и безличности, он (изучающий) развивает в себе то, что мы можем назвать искрящимся светом Ниббана дхату ; это особая сила, которая рассеивает всяческую нечистоту, все яды, продукты дурных действий, являющиеся источником его физических и духовных болезней.

Точно так же, как сгорает зажженное топливо, отрицательные силы (нечистота или яды), находящиеся внутри практикующего, устраняются при помощи Ниббана дхату , который он порождает истинным осознанием аничча в ходе своей медитации... Здесь необходимо сделать предостережение. Когда практикующий разовьет Ниббана дхату , воздействие Ниббана дхату на нечистоту и яды внутри его собственного организма создает особого рода подъем, который необходимо выдержать.

Этот подъем имеет наклонность повышать восприимчивость к излучению, трению и вибрации атомных единиц внутри организма . Это переживание настолько возрастет в интенсивности, что практикующий может почувствовать, как будто его тело – просто электричество, масса страдания. То, что существенно в буддизме, – это постижение проявления и растворения пяти совокупностей. Только с развитием Ниббана дхату , следующим за подлинным пониманием аничча , воздействие Ниббана дхату на внутреннюю нечистоту создает ощущение горения, которое, во всяком случае, не должно продолжаться долго . Следовательно, можно понимать Ниббана дхату как силу, порожденную осознанием аничча , действительным медитативным переживанием непостоянства. Здесь налицо процесс очищения, и этот процесс ведет медитирующего к переживанию мира Ниббаны внутри самого себя. Тут – самая суть учения У Ба Кхина. Есть несколько отдельных прекрасных учителей метода У Ба Кхина, доступных для европейцев и американцев, практикующих медитацию.

В Индии это У Гоенка, мощный учитель в стиле своего гуру У Ба Кхина; за пять лет он, осуществляя руководство десятидневными периодами интенсивной медитации, проинструктировал в области медитации прозрения несколько тысяч жителей Запада. Недавно по Америке путешествовали Роберт Хувер и Руфь Деннисон; они руководят периодами интенсивной медитации в центрах, устроенных заинтересованными учениками. Эта практика, как и прочие интенсивные методы, может за короткие промежутки времени привести серьезных изучающих к глубокому прозрению в Дхамму. Затем, разумеется, йогину необходимо продолжать процесс интегрирования истины своего прозрения в повседневной жизни. Если бы кто-нибудь в битве тысячекратно победил тысячу людей, а другой победил бы себя одного, то именно этот другой – величайший победитель в битве. Буддизм – это не религия в том смысле, в каком это слово употребляется в словаре, потому что он не центрирован на Боге, как это имеет место во всех других религиях. Строго говоря, буддизм представляет собой систему философии, координированную с кодексом физической и психической нравственности. В этой системе имеется в виду определенная цель – угасание страдания и смерти . Четыре благородные истины, которым учил Будда в своей первой проповеди и которые привели в движение колесо Дхаммы, составляют основу, где возведена эта система философии. Фактически первые три из этих четырех благородных истин излагают философию Будды, тогда как четвертая, истина о восьмеричном благородном пути, являет собой кодекс нравственности с философской основой и служит средством для достижения упомянутой цели. Эта первая проповедь была произнесена пяти аскетам во главе с Конданной, которые были ранними сотоварищами Будды в поисках истины. Кондання стал первым учеником Будды, достигшим полного Пробуждения. Теперь мы подходим к четырем благородным истинам. Вот они: 4) Истина о пути, ведущем к угасанию страдания. Для того, чтобы прийти к полному пониманию фундаментальных понятий философии Будды, делается упор на необходимость постижения истины о страдании. Для разъяснения этого пункта Будда подходил к проблеме под двумя различными углами. Во-первых, Будда воспользовался рассуждениями и показал своим ученикам, что жизнь – это борьба, это страдание; рождение есть страдание; старость есть страдание; болезнь есть страдание; смерть есть страдание.

Но в человечестве столь сильно влияние чувственности, что в нормальных условиях мы склонны забывать о том, чем нам приходится платить за эту чувственность. Задумайтесь только на мгновенье о том, как протекает жизнь перед рождением ребенка; как с самого момента рождения ребенку приходится бороться за существование; какие приготовления он должен пройти до того, как увидит жизнь лицом к лицу; когда же он станет взрослым, ему приходится вести борьбу за существование до последнего вздоха. Поистине, жизнь – это страдание. Чем сильнее мы привязаны к личности, тем сильнее страдание. Фактически человек предвидит все свои страдания и горести, которым ему предстоит подвергнуться; но он подавляет предвиденье ради мгновенных чувственных наслаждений, которые суть лишь случайные огоньки во тьме. Не будь этого заблуждения, которое удерживает его от истины, он, несомненно, пробился бы к пути освобождения от циклов жизни, страдания и смерти. Во-вторых, Будда объяснил ученикам, что человеческое тело состоит из калапа, субатомных единиц, каждая из которых умирает сейчас же при появлении. Каждая калапа представляет собой массу, сформированную из следующих природных элементов: 8) Питательная сущность. Всё существующее в этой вселенной, будь это одушевленные или неодушевленные предметы, состоит из калапа, субатомных единиц; каждая калапа умирает одновременно с рождением. Каждая калапа представляет собой массу, состоящую из восьми основных элементов.

Первые четыре суть материальные свойства, преобладающие в данной калапа; другие четыре являются лишь второстепенными, зависящими от первых, возникающими от них. Калапа – это мельчайшие частицы на физическом плане; они всё еще недостижимы для современной науки. Существо калапа оказывается сформированным только тогда, когда все восемь природных элементов собраны вместе; иными словами, мгновенное сосуществование этих восьми элементов поведения создает массу – и создает её только на это мгновенье. По размерам калапа в десятки тысяч раз меньше частицы пыли; промежуток жизни калапа составляет мгновенье; а время миганья глаза составляет триллионы таких мгновений. Все эти калапа находятся в состоянии непрерывных изменений, текучести. Изучающий, достигший развития в медитации випассаны , может почувствовать калапа в виде потока энергии. Человеческое тело – это не неподвижное образование, а континуум сосуществования материального совокупности с жизненной силой. Для того, чтобы сделать свои объяснения понятными для нынешнего поколения, я мог бы обратить внимание читателя на описания содержимого атома в книге Айзека Азимова Внутри атома . Он пишет о химических реакциях, непрерывно продолжающихся во всех частях тела живого организма в любое время. Этого должно быть достаточно для понимания той точки зрения, что все предметы, какими бы различными они ни были, состоят из мельчайших частиц, называемых атомами. Как доказано наукой, эти атомы пребывают в состоянии возникновения и растворения, постоянных изменений. В соответствии с этим фактом мы должны принять концепцию Будды о том, что все сложные предметы подвержены изменениям, разрушению, распаду. Однако в истолковании теории непостоянства Будда начинал с поведения, которое создает материю; а материя, известная Будде, представляет собой даже более тонкую материю, нежели атом, открытый наукой сегодняшнего дня. Для случайного наблюдателя кусок железа представляет собой неподвижную массу. Но ученый знает, что он состоит из электронов, и все они находятся в состоянии непрерывного изменения, текучести. Если так обстоит дело с куском железа, то что же можно утверждать о жизни организма, скажем, о человеке? Изменения, имеющие место внутри человеческого тела, должны быть более бурными. Но ощущает ли человек внутри себя колебательные вибрации? Чувствует ли когда-нибудь ученый, знающий, что всё пребывает в состоянии изменения, – чувствует ли он, что его тело – это всего лишь энергия и вибрации? Каким будет отраженное воздействие на психику человека зрелища, в котором он интроспективно усматривает в своем собственном теле наличие лишь энергии и вибраций? Мы легко можем выпить стакан воды из сельского колодца, чтобы утолить жажду.

Предположим, что наши глаза обладают силой микроскопа, – тогда мы, несомненно, не решимся выпить эту же воду, в которой увидим увеличенные микробы. Таким же образом, когда мы приходим к постижению непрерывных изменений внутри себя, аничча , непостоянства, мы с необходимостью приходим также к пониманию истины страдания вследствие острого ощущения чувства радиации, вибрации и трения атомных единиц внутри тела. Действительно, жизнь есть страдание как во внешней, так и во внутренней сфере. Это видно и при поверхностном рассмотрении, и при рассмотрении конечной реальности. Когда я говорю, что жизнь есть страдание , как тому учил Будда, пожалуйста, будьте добры, не шарахайтесь от моих слов с мыслью о том, что если дело обстоит именно так, жизнь оказывается ужасной, что жить вообще не стоит, что буддийская концепция страдания вызывает страх и не оставляет возможности счастливой жизни в разумных условиях. Но что такое счастье? Разве люди во всем мире счастливы при том, чего достигла наука в материальной сфере? Может быть, они иногда находят для себя чувственные удовольствия, но в глубине своего сердца они не чувствуют счастья в том, что происходит, в том, что произойдет дальше, как и в том, что уже произошло. Но почему? Потому что, обладая господством над материей, человек всё еще не имеет власти над своим умом. Наслаждение, рожденное чувственностью, ничтожно в сравнении с восторгом внутреннего мира ума, который приобретается в процессе буддийской медитации. Чувственным наслаждениям предшествуют трудности и страдания; такие же тяготы и страдания следуют за этими наслаждениями; чувственные наслаждения подобны расчесыванию зудящего места. В то же время восторг медитации при всех обстоятельствах свободен от затруднений и страданий. Если вы смотрите на дело с точки зрения чувственности, для вас будет трудно понять, на что похожа подлинная радость. Но я знаю, что вы тоже можете почувствовать эту радость, можете ощутить её вкус для сравнительной оценки. Поэтому нет причины предполагать, что буддизм учит чему-то такому, что заставит вас чувствовать себя несчастными в этом кошмаре страдания. Пожалуйста, возьмите от меня эту практику, чтобы она дала вам возможность спасения от нормальных условий жизни; это как бы лотос в пруду кристальной воды, не затрагиваемый окружающим его пламенем. Медитация даст вам тот внутренний мир , который принесет удовлетворение: вы не только выходите за пределы сферы ежедневных затруднений , свойственных этой жизни, но также медленно и надежно выйдете за пределы ограничений самой жизни, за пределы страданий и смерти. Откуда же тогда происходит страдание? Будда говорил, что происхождение страдания – это страсть. Если посеяно семя желания, оно вырастает в алчность и умножается в страсти, или в вожделении к власти, или в стремлении к материальным приобретениям. Человек, в котором посеяно такое семя, становится рабом страстей; он автоматически вовлекается в тщательный труд ума и тела, чтобы не отклониться от их требований; и это продолжается до тех пор, пока не наступит конец. Завершающим результатом, несомненно, должно быть накопление злой душевной силы, порожденной собственными действиями, словами и мыслями, мотивированными свойственными данному индивиду желаниями и гневом. Таким образом, именно душевные силы действий, или санкхара , влияют с течением времени на каждого человека. Они становятся причиной продолжающегося потока ума и материи, причиной возникновения внутреннего страдания. Только законченный святой, только арахат способен полностью понять истину страдания. Когда же постигнута истина страдания, автоматически оказываются разрушенными причины страдания; таким образом, человек в конце концов приходит к прекращению страдания и боли. Что является самым важным в понимании Дхаммы, – так это постижение истины страдания, боли, благодаря процессу медитации в соответствии с путем, установленным Буддой.

Что же тогда такое этот путь, ведущий к угасанию страдания? Этот путь – не что иное, как благородный восьмеричный путь, которому учил Будда в своей первой проповеди. Восьмеричный путь делится на три главных состояния, а именно: нравственность, сосредоточение, мудрость. 3) Правильный образ жизни. Под правильной речью подразумевается речь, которая должна быть правдивой, полезной, не обидной, не злобной. Под правильным действием понимается фундаментальный принцип нравственности, противоположной убийству, воровству, половой распущенности и опьянению. Под правильным образом жизни понимается способ зарабатывать на жизнь такими занятиями, которые не увеличивают страдания всех живых существ; к числу недостойных занятий принадлежат, например, работорговля, производство оружия, торговля наркотиками. Эти правила обычно представляют собой нравственный кодекс, первоначально провозглашенный Буддой в его самой первой проповеди. Однако впоследствии он расширил этот кодекс и ввел отдельные правила для монахов и учеников-мирян. Мне нет необходимости беспокоить вас предписаниями для монахов; я только поставлю вас в известность о том, что такое нравственный кодекс, или предписания, для буддийского ученика-мирянина. Он состоит из пяти предписаний, а именно: 1) Воздержание от убийства каких бы то ни было живых существ (ибо для всех живых существ жизнь составляет высшую драгоценность; и в этом предписании сострадание Будды простирается на всех). 2) Воздержание от взятия того, что не дано (это предписание служит предупреждением против чрезмерных желаний обладания вещами). 3) Воздержание от половой распущенности. (Половое желание дремлет в человеке. Оно оказывается непреодолимым почти для каждого индивида. Поэтому незаконная половая жизнь была запрещена Буддой). 4) Воздержание от лжи в речи. (Это предписание включено сюда для того, что бы в речи проявлялась сущность истины). 5) Воздержание от опьянения. (Опьянение является причиной того, что человек теряет устойчивость ума и силу рассудка, столь существенные для постижения истины). Поэтому пять предписаний предназначены для контролирования действий и слов, для того, чтобы служить основой сосредоточенности и уравновешенности ума. Всякому желающему пройти курс обучения буддийской медитации необходимо следовать благородному восьмеричному пути. В качестве первого шага изучающий должен обладать минимальным стандартом нравственности, дав обещание придерживаться пяти заповедей. Я полагаю, что такое обещание не наносит ущерба каким-либо религиозным верованиям. Теперь мы подошли к психическому аспекту буддизма, к правильному сосредоточению. Во вторую ступень восьмеричного пути включены: 3) Правильная сосредоточенность. Конечно, правильное усилие является необходимым предварительным условием для правильной внимательности.

Если практикующий не сделает решительного усилия, чтобы сузить диапазон мыслей своего колеблющегося и неустойчивого ума, он не сможет ожидать упрочения этой внимательности, которая в свою очередь помогает благодаря правильной сосредоточенности привести ум к состоянию заостренности и уравновешенности. Именно здесь ум становится свободным от препятствий, чистым и спокойным, пробужденным изнутри и снаружи. В этом состоянии ум приобретает мощь и яркость. Практикующий переживает особый свет, который представляет собой психический рефлекс с незначительными колебаниями в степени – от яркости звезды до яркости солнца. Для ясности скажем, что этот свет, отражающийся в умственном глазу в полной темноте, есть проявление чистоты, спокойствия и безмятежности ума. Индуисты трудятся ради достижения этой цели. Уйти от света в пустоту и вернуться к нему – подлинно брахманский подход. В Новом Завете , в Евангелии от Матфея говорится о всем теле , которое будет светло (VI, 22). Мы слышали также о священниках римско-католической церкви, которые регулярно медитируют, чтобы увидеть этот таинственный свет. Священный Коран тоже обращает особое внимание на это проявление божественного света . Психический рефлекс света означает внутреннюю чистоту ума; а чистота ума составляет сущность религиозной жизни буддиста, индуиста, христианина или мусульманина. Поистине, чистота ума оказывается величайшим общим знаменателем всех религий. Любовь, которая является единственным средством для объединения человечества, должна стать наивысшим элементом; а это не может произойти, если ум не будет обладать трансцендентной чистотой. Уравновешенный ум необходим для приведения в равновесие неуравновешенных умов других людей. Трепетную, дрожащую мысль, легко уязвимую и с трудом сдерживаемую, мудрец направляет, как лучник стрелу . Так сказал Будда. Упражнение ума необходимо, как и упражнение физического тела. Тогда почему же не дать упражнение уму, не сделать его чистым и крепким, так, чтобы можно было наслаждаться миром сосредоточенности, внутренним миром джханы ? Когда внутренний мир начинает проникать вглубь ума, вы, несомненно, начинаете продвигаться в познании истины. Именно наше переживание под надлежащим руководством этого внутреннего мира и чистоты ума вместе со светом может быть укреплено всеми и каждым независимо от их религии или верований – при условии, что они обладают искренностью в цели и подготовлены к тому, чтобы подвергнуться руководству на период испытания. В этом отношении гуру – просто руководитель. Однако успех в развитии силы сосредоточенности до совершенства зависит целиком от правильного усилия и правильной внимательности данного кандидата. Достижение сосредоточенности и поглощенности, или вступительного состояния, является наградой, приходящей только к высокоразвитым кандидатам. (У Ба Кхин рассматривал роль учителя, как наиболее важную в развитии изучающего. Он писал: Нельзя подняться на уровень чистого душевного отношения без помощи учителя . Себя он считал просто руководителем. Но, как человек, однажды пересекший какую-то местность, он имел силу устранить некоторые препятствия и таким образом ускорить продвижение ученика к прозрению. Именно это он подразумевал в своем частом употреблении слова квалифицированный по отношению к учителю). Когда, благодаря продолжительной практике, изучающий полностью подчинил себе свой ум, он может вступить в состояние поглощенности и постепенно достигнуть такого развития, где его достижения дадут ему возможность приобрести даже сверхъестественные силы. Однако практика, ведущая к сверхъестественным силам в этой земной сфере, не поощрялась Буддой; его единственной целью в развитии сосредоточенности было обладание чистотой и силой ума, необходимыми для постижения истины. В буддизме нам предлагаются сорок методов сосредоточения, из числа которых наиболее значительным является анапана, т. е. сосредоточенность на входящем и выходящем дыхании, метод, которым пользовались все Будды. Ученику Международного Центра медитации помогают развить сосредоточенность, довести ум до заостренности, советуя устремлять внимание на участок верхней губы или основание носа, синхронизируя движение дыхания внутрь и наружу с безмолвным осознаванием вдоха и выдоха. Независимо от того, что является возбудителем жизни – психические силы собственных действий, санкхара , как это утверждается в буддизме, или Бог, как утверждается в христианстве, символ жизни оказывается одним и тем же: это ритм, пульсация, или вибрация, скрытая внутри человека. Фактически дыхание представляет собой отражение этого символа жизни. В Центре придерживаются техники медитации анапана, или внимательности к дыханию. Ее огромное преимущество состоит в том, что дыхание не только естественно, но также и доступно в любое время для того, чтобы прикрепить к нему сознание и исключить все посторонние мысли. Благодаря сосредоточенному и решительному усилию можно сузить диапазон мысленных волн сперва до пространства вокруг носа, затем до участка на верхней губе, далее – только до прикосновения теплоты дыхания, тогда как само дыхание становится все более поверхностным. Нет причины, почему старательный ученик медитации не был бы способен добиться прочной заостренности ума в течение нескольких дней обучения. Когда эта медитация направлена по верному пути, всегда существуют показатели прогресса: это видимые зрительные символы, принимающие форму чего-то белого в противоположность чему-то черному . Сперва они видны в форме облаков или волокон ваты, а иногда в форме белых образований, подобных дыму, паутине, цветам или дискам; но когда внимание становится более сосредоточенным, они появляются в виде вспышек или светящихся точек, или небольшой звездочки, или луны, или солнца. Если эти показатели появляются во время медитации, – конечно, при закрытых глазах, – тогда установление сосредоточенности следует считать бесспорным фактом. Тогда существенно важно, чтобы изучающий после каждого кратковременного периода отдыха возвращался как можно скорее к сосредоточенности с помощью показателя света . Как человек, совершающий путешествие на дикой лошади, неспособный удерживать вожжи, не уедет далеко, так и ученик – или ученица, – со слабой сосредоточенностью не достигнет хорошего прогресса в своей практике. Поэтому напоминаю вам, чтобы вы не стали жертвой своего ума, а укротили его при помощи революционного духа – и воспользовались им . Когда вы сможете сделать это, вы готовы к тому, чтобы включиться в медитацию випассаны , чтобы приобрести прозрение в конечную истину и насладиться великим миром Ниббаны. Если изучающий способен сосредоточить внимание на одной точке у основания носа с небольшой точкой света, остающейся на некоторое время неподвижной, тем лучше; потому что в этот период он достигает уровня ума, называемого вступительной сосредоточенностью. Ум в своей глубинной сущности чист, – говорил Будда, – однако он становится загрязненным, поглощая нечистоту . Так же, как соленую воду можно очистить путем перегонки, так и изучающий, медитируя о дыхании, в конце концов путем перегонки может освободить свой ум от нечистоты и привести его в состояние совершенной чистоты. Такова сила практики сосредоточенности, построенной на основе нравственности. Теперь я рассмотрю философский аспект буддизма на третьей ступени благородного восьмеричного пути; это мудрость, или прозрение. 2) Правильное понимание. Правильное понимание истины есть цель и задача буддизма; правильное устремление – это аналитическое исследование ума и материи, как внутреннее, так и внешнее, предпринятое для того, чтобы прийти к постижению истины. Ум называется так вследствие своей тенденции склоняться к предмету чувства. Форма называется так вследствие своего непостоянства, являющегося результатом беспрерывных перемен. Эти термины в европейских языках имеют значение, близкое к буддийскому, однако полного совпадения смысла при этом нет. Строго говоря, ум – это термин, прилагаемый к следующим явлениям: 1) Сознание, винняна 2) Чувство, ведана 3) Распознавание, сання 4) Энергия преднамеренных действий и психические качества, санкхара . Перечисленные элементы вместе с формой материальных состояний составляют то, что мы называем пятью совокупностями . Именно в этих пяти совокупностях Будда суммировал все психические и физические явления существования, которые в действительности являют собой континуум сосуществования ума и материи; но мирянин неправильно воспринимает их в виде личности, или я . При наличии правильного устремления ученик, к тому времени развивший как бы мощную линзу сосредоточенности, направляет внимание на самого себя. При помощи интроспективной медитации он производит аналитическое исследование сначала природы материи, а затем ума и психических факторов. Он чувствует, а временами также и видит калапа в их истинном состоянии. Он начинает понимать, что как материя, так и ум пребывают в непрерывных изменениях; они непостоянны и лишены устойчивости. С нарастанием способности к сосредоточению природа внутренних сил практикующего все более и более оживляется. Он более не может отрицать, что пять совокупностей являют собой страдание; а он жаждет состояния превыше страдания. Благодаря постоянной практике он в конце концов сможет выйти из оков страдания, перейти из состояния бытия этого мира в надмирское состояние, в поток Ниббаны. В этом пункте он становится свободным от я , от сомнений и от привязанности к правилам и ритуалам. Вместе с дальнейшей практикой приходит вторая ступень освобождения, которая представляет собой тот уровень мудрости, где чувственные желания и недоброжелательство оказываются ослабленными. Затем благодаря постоянным усилиям в практике йогин перестает ощущать какую-либо страсть или гнев. Наконец он переживает полную свободу состояния арахата, как свою конечную цель. Каждый из тех, кто пережил Ниббану, может повторить это переживание столько раз, сколько пожелает, перейдя к ступени плодов, которая приносит ему внутренний мир Ниббаны . Этот внутренний мир , тождественный Ниббане, не имеет параллелей, ибо являет собой состояние превыше нашего мира. В сравнении с ним состояние поглощенности, или внутреннего мира, о котором я упоминал ранее, говоря о сосредоточенности, оказывается совершенно ничтожным. Внутренний мир джханы все еще будет удерживать практикующего на здешних планах существования, тогда как внутренний мир Ниббаны уводит его за пределы всех планов существования. Развитие мудрости и конечного прозрения в то, что является истиной существования и Ниббаной, непосредственно основано на практике медитации. В нашем центре, когда изучающий достиг некоторого уровня сосредоточенности, – предпочтительно уровня вступительного самадхи, – после выполнения в течение нескольких дней медитации, направленной на дыхание, курс подготовки изменяется в сторону випассаны , или прозрения. Этот курс требует применения уже развитого увеличительного стекла сосредоточения и включает в себя рассмотрение внутренних склонностей, всего, что существует внутри самой личности изучающего. Изучающего учат приобретению чувствительности ко внутренним процессам организма; благодаря этому он переживает реакции, происходящие внутри всех живых существ. Когда изучающий погружен в такие ощущения, которые суть продукты природы, он приходит к физическому и душевному постижению той истины, что все его физическое существо – это в конечном счете изменяющаяся масса. Таково фундаментальное понятие непостоянства в буддизме – природа изменения, которая проявляется во всем, что существует во вселенной – в одушевленных или в неодушевленных предметах. Он также переживает естественное следствие этого факта – понятие страдания, или зла, становится тождественным самой жизни. Это оказывается справедливым в силу того факта, что вся структура какого-либо существа составлена из атомов, калапа; и все эти атомы пребывают в состоянии постоянного разрушения. Последнее понятие, которое становится ясным, – это понятие об отсутствии я . Мы называем веществом то, что нам кажется веществом; но в действительности неизменного вещества, как такового, нет. По мере того, как курс медитации идет все дальше, изучающий приходит к постижению того обстоятельства, что в его так называемой личности нет субстанциональности, что нет такой вещи, как ядро существа. В конце концов он отбрасывает от себя всякий эгоцентризм – как по отношению к уму, так и по отношению к телу. Тогда он выходит из состояния медитации с новым взглядом на жизнь, живо реагируя на тот факт, что все, происходящее во вселенной, подвержено фундаментальным законам причины и следствия. Он познает своим внутренним зрением иллюзорную природу отдельной личности. Теперь разрешите мне более детально рассмотреть сущность нашей практики. В развитии прозрения в нашем центре мы работаем в особенности с истиной аничча , или непостоянства. Если вы знаете непостоянство, вы поистине знаете также истину страдания и истину безличности, ибо все три свойства проявляются вместе. Следовательно, непостоянство является существенным фактором, который во время практики необходимо пережить и понять в первую очередь. Простое чтение книг по буддизму или книжное знание Дхаммы Будды оказывается недостаточным для понимания истины непостоянства, потому что при этом будет отсутствовать аспект личного переживания. Только при помощи такого переживания и понимания природы непостоянства, как процесса вечной перемены внутри вас самих, вы сможете понять эту истину таким образом, каким Будда намеревался сделать ее понятной для всех людей. Для того, чтобы понять непостоянство, следует неукоснительно и старательно следовать благородному восьмеричному пути. В этой связи мне хотелось бы объяснить вам, что всякое действие, будь то поступок, слово или мысль, оставляет за собой силу действия, карму, которая идет в счет дебета или кредита индивида в соответствии с тем, каким было действие – хорошим или плохим. Это невидимое нечто, которое мы называем санкхара , или силы действия , есть продукт ума, с которым связано каждое действие; этот продукт не обладает качеством протяженности. Вся вселенная насыщена силами действия всех живых существ. Мы полагаем, что индуктивная теория жизни происходит из этих сил, и каждый индивид постоянно поглощает силы собственных действий, в то же время освобождая новые силы действий, проявляющиеся в поступках, словах и мыслях, создавая, так сказать, нескончаемый цикл жизни, символом которого являются пульсация, ритм, вибрация. Примем силы действия добра за положительные, а силы действия зла – за отрицательные. Тогда мы получаем то, что можем назвать положительной и отрицательной реакцией, которые всегда имеют место повсюду во вселенной. Они происходят во всех одушевленных и неодушевленных предметах – в моем, в вашем теле, а также в телах всех живых существ. Постоянно имеет место накапливание кармы, которое становится источником энергии, поддерживающей жизнь; а эту жизнь неизбежно сопровождают страдание и смерть. Человек может сегодня быть святым, а после этого стать мошенником; сегодня он богач, а скоро может оказаться бедняком. Превратности судьбы весьма заметны. Нет ни одного человека с устойчивым положением, ни одной устойчивой семьи, ни одного устойчивого сообщества, ни одной устойчивой нации. Все они подчинены закону кармы; а поскольку карма исходит из вечно меняющегося ума, ее следствия с необходимостью также должны быть изменчивыми. Именно при помощи силы, присущей пониманию непостоянства, страдания и безличности, мы способны избавиться от кармы, накопившейся на нашем личном счете. Ежедневно мы своими действиями создаем новую карму; и лишь при помощи развития прозрения в непостоянство мы сможем проникнуть в этот процесс. Избавление от всей массы собственной кармы может занять время целой жизни, а иногда и больший промежуток. Тот, кто избавился от всей кармы, приходит к концу страдания, потому что к этому времени нет никакого остатка, дающего необходимую жизненную энергию для удержания человека в какой-либо форме жизни. Здесь тот конец страдания, которого достигли Будда и арахаты ко времени окончания их жизни, когда они пришли в состояние конечной Ниббаны. Для нас, нынешнего поколения, для тех, кто заняты медитацией випассаны , будет достаточно, если мы сможем очень хорошо понять непостоянство и достичь первой ступени Пробуждения, если мы начнем ограничивать время жизни, в течение которого нам придется продолжать испытывать страдания. Этому непостоянству, которое открывает дверь к пониманию страдания и безличности, а затем в конце концов приводит к прекращению страдания, можно противостоять только благодаря Будде, а после его смерти благодаря его учению, относящемуся к благородному восьмеричному пути н факторам Пробуждения. Для прогресса в медитации випассаны изучающий должен продолжать познавать непостоянство как можно более длительное время. Будда дал монахам совет – сохранять осознание непостоянства (или страдания, или безличности) во всех положениях тела – сидя, стоя, лежа или при ходьбе. Постоянное осознание непостоянства, а также страдания и безличности составляет тайну успеха. Последние слова Будды, произнесенные как раз перед последним вздохом и переходом в Париниббану, были: Распад и непостоянство свойственны всему сложному. Прилежно добивайтесь собственного спасения . Фактически в этих словах выражена сущность всех его поучений за сорок пять лет жизни после Пробуждения. Если вы будете поддерживать внутреннее осознание непостоянства, присущего всем составным вещам, вы, несомненно, с течением времени достигнете цели – освобождения. Тем временем, по мере того, как вы растете в понимании непостоянства, ваше прозрение в то, что истинно по природе , будет все большим и большим. Дело дойдет до того, что в конце концов вы освободитесь от какого бы то ни было сомнения относительно трех свойств – непостоянства, страдания и безличности – и лишь тогда достигнете положения, позволяющего двигаться вперед к своей цели. Теперь, когда вы знаете, что понимание непостоянства является первым существенным фактором, вам следует как можно более непрерывно сосредоточиваться с ясным умом на том, что означает непостоянство. Вы отчетливее увидите, что подлинное значение непостоянства – это разрушение. Такова глубинная природа всего, что существует во вселенной, как одушевленного, так и неодушевленного. Знать, что самое паше тело состоит из мельчайших калана, и все они пребывают в состоянии изменения, – это знать истину природы изменения или разрушения. Природа изменений, или распада, или непостоянства, вызванного непрерывным разрушением, есть неудовлетворительность, истина страдания. Калапа все время разрушаются и замещаются; но только тогда, когда вы переживете это изменение как страдание, вы придете к постижению четырех благородных истин, на которых сделан такой упор в учении Будды. Почему это так? Потому, что когда вы постигли тонкую природу страдания, от которого вы не в состоянии избавиться даже на мгновенье, вас по-настоящему испугает самое ваше существование с телесной материей и умом; оно вызовет у вас отвращение, неприязнь; вы станете искать способ выйти из него в состояние превыше его ограничений, превыше цикла ежемгновенных перерождений, в состояние, открывающееся после окончания страдания. Вы сможете как бы уловить на вкус, что напоминает это состояние, даже будучи еще человеком, если достигнете ступени вхождения в поток, когда благодаря достаточной практике вы вступите во внутреннее состояние безусловного мира Ниббаны. До сих пор, говоря о развитии медитации, я подчеркивал виденье непостоянства в калапа , в элементах тела. Медитация випассаны заключает в себе также созерцание изменчивой природы элементов мысли, или внимание, направленное па процесс изменения материи. Иногда внимание окажется сосредоточенным только на непостоянстве материи, иногда – только на непостоянстве мысленных элементов. Когда мы созерцаем непостоянство материи, мы постигаем также, что элементы мысли, возникающие одновременно с осознанием непостоянства материи, тоже находятся в состоянии перехода, изменения. В этом случае мы можем понять непостоянство как материи, так и элементов мысли, ума. Все, сказанное мною до сих пор, относится к пониманию благодаря телесным ощущениям непостоянства – процесса изменчивости материи, а также и элементов мысли, зависящих от таких изменяющихся процессов. Вместе с тем вам следует знать, что непостоянство можно понять и через другие виды чувств. Осознание непостоянства может быть развито при помощи чувств (в данном случае имеются и виду телесные ощущения): Фактически мы можем развить понимание непостоянства при помощи любого из шести органов чувств. Однако на практике мы находим, что из всех видов внешних чувств осязательные ощущения, возникающие при соприкосновении с составными частями тела в процессе изменения, охватывают наилучшее пространство для интроспективной медитации. Дело не только в том, что осязательные ощущения, возникающие благодаря трению, радиации и внутренней вибрации калапа во время прикосновения к составным частям тела, оказываются более ощутимыми, нежели другие виды чувств; поэтому начинающий практику медитации випассаны может легче всего прийти к пониманию непостоянства при помощи телесного чувства. Это и является главной причиной, в силу которой мы избрали телесное чувство средством для быстрого понимания непостоянства. Для любого отдельного человека открыта возможность испробовать другой способ; но я советую практикующему хорошо утвердиться в понимании непостоянства при помощи телесного ощущения до того, как он предпримет попытку испытать другие виды чувств. Как бы там ни было, медитация випассаны , как указано выше, занята внимательностью по отношению к процессу изменений от мгновенья к мгновенью; мы нашли, что прикосновение, телесные ощущения и шесть органов чувств являются наилучшим средством для развития этой внимательности. В нашем центре, когда направление медитации изменяется с дыхания на осознание непостоянства, учитель учит медитирующего специфической формуле начала практики – процессу прохождения внимания по всему телу, часть за частью, чтобы почувствовать непостоянство всякого прикосновения и ощущения. По мере того, как продолжается осознание непостоянства, медитирующий увидит, как сила его сосредоточенности и внимательности способна освободить течение энергии внутри тела. Тогда внимание пробегает по телу быстрее и с большей ясностью. Когда тело становится более чистым для потока энергии, когда более явственным становится непостоянство всех ощущений, равно как их болезненность и отсутствие в них я , фокус внимания медитирующего перемещается в центр, в сердце. Тогда внимательность и сосредоточенность на изменяющихся ощущениях и чувствах настолько усиливаются, что все ощущения, даже движения ума, переживаются как изменчивые, как вибрации. Восприятие мира в целом, материи и ума, сводится к различным уровням вибраций в постоянном состоянии изменений. Медитирующий переживает утончение; благодаря випассане он проникает в глубь существования и видит истинную его природу. Именно эта ясная проникновенность приводит его к прекращению постоянного изменения от мгновенья к мгновенью, к миру Ниббаны. Развитие осознания непостоянства приведет практикующего к возникновению разных уровней знания прозрения. Необходимо, чтобы практика протекала под присмотром и руководством компетентного учителя; такое руководство лучше всего поможет медитирующему во всех переживаниях и прозрениях на каждом уровне. Практикующий не должен заглядывать вперед на какое-либо достижение прозрения, потому что это отвлечет его от непрерывного осознания непостоянства, которое лишь одно способно привести его к наивысшей истине – и приведет к ней. Медитирующий, продолжая практику до конечного проникновения в Дхамму Будды, может по-настоящему понять шесть атрибутов Дхаммы: 1) Дхамма не есть результат предположения или выдумки; это следствие личных переживаний; она точна в любом отношении. 2) Дхамма производит благотворное действие здесь и сейчас для тех людей, которые практикуют ее в соответствии с техникой, разработанной Буддой. 3) Воздействие Дхаммы на практикующего ее человека оказывается немедленным; оно проявляется в ее способности устранить причину страдания по мере того, как возрастает понимание истины. 4) Дхамма способна выдержать проверку со стороны тех, кто пожелает ее проверить. Они смогут на собственном опыте узнать ее благотворные последствия. 5) Дхамма есть часть нашей собственной личности, а потому она выдерживает любое исследование. Плоды Дхаммы могут быть полностью пережиты любым медитирующим, который достигнет, по крайней мере, первого переживания Пробуждения. Внутренний мир Ниббаны доступен для всех благородных учеников ; они могут вкусить его во всякое время, когда только пожелают. Они добиваются доступа к тому состоянию мира, которое называется плодом , достигают надмирского сознания, связанного с миром Ниббаны, где ни одно чувство не может быть пробуждено через какой-либо из центров. В такое время тело выпрямляется; это состояние совершенного физического и душевного спокойствия. Мир Ниббаны есть высочайшее блаженство. Теперь позвольте мне рассмотреть медитацию випассаны с точки зрения повседневной жизни домохозяина и объяснить, какую пользу можно извлечь из нее здесь и сейчас в течение этой самой жизни. Первоначальная цель випассаны состоит в том, чтобы активизировать непостоянство в самом себе или пережить свое внутреннее я в непостоянстве и прийти в конце концов к состоянию внутреннего и внешнего покоя и равновесия. Это достигается, когда практикующий поглощен чувством внутреннего непостоянства. (У Ба Кхин иногда применял выражение активизировать непостоянство ; оно как будто имеет тот смысл, что в то мгновенье, когда осознание сможет полностью пережить действительное ощущение аничча , внутри умственно-телесного континуума происходит быстрое растворение, описанное, как падение дождя на поверхность озера . В это мгновенье ум порождает силу очищения, которую У Ба Кхин называл Ниббана дхату ). В настоящее время перед миром стоят серьезные проблемы, угрожающие всему человечеству. Как раз сейчас наступило самое время для каждого человека взяться за медитацию випассаны и научиться тому, как найти глубокую и спокойную заводь среди всего, что происходит сегодня. Непостоянство заключено внутри каждого из нас, внутри каждого человека; оно существует вместе с ним; просто взгляните внутрь самих себя, и вы переживете его. Когда мы сможем почувствовать непостоянство, сможем пережить его, когда мы сможем оказаться поглощенными непостоянством, мы сможем по своему желанию отсечь себя от внешнего мира мысленной деятельности. Для домохозяина непостоянство оказывается драгоценнейшим сокровищем жизни, которое ему следует беречь как зеницу ока, чтобы создать для себя собственный резервуар спокойной и уравновешенной энергии. Оно поражает в самый корень физические и душевные болезни практикующего и мало-помалу удаляет из него все дурное, устраняет самые источники таких физических и душевных расстройств. При жизни Будды число домохозяев, обратившихся к медитации випассаны , было велико. Непостоянство не сохраняется для людей, отказавшихся от мира и ведущих бездомную жизнь. Несмотря на недостатки нынешнего образа жизни, которые в наше время тревожат покой домохозяина, компетентный учитель или руководитель способен помочь изучающему в сравнительно короткое время активизировать непостоянство; остается необходимым лишь стараться поддержать его. Медитирующий должен поставить перед собой цель: как только представится время или возможность для дальнейшего прогресса, ему надо достичь уровня познания природы быстрой изменчивости всех материальных и психических явлений. Если он достигнет этого уровня, у него будет мало проблем (или совсем их не будет), потому что тогда он сумеет переживать непостоянство без большого беспокойства, почти автоматически. В подобном случае непостоянство станет его основой, и он сможет возвращаться к нему в повседневной жизни, когда освободится от домашних дел. Однако у того, кто еще не достиг стадии прозрения, где видна быстрая перемена психических и материальных явлений, появятся известные трудности; в его жизни возникнут как бы боевые действия между внутренним непостоянством и внешней физической и психической деятельностью. Поэтому для него будет разумным придерживаться принципа: Работать, пока работаете, играть, пока играете . Нет необходимости все время активизировать непостоянство, достаточно ограничить практику регулярными периодами, отведенными для этой цели днем или ночью. В такое время следует предпринимать попытки удерживать ум и внимание внутри тела, а осознание – исключительно на непостоянстве. Осознание непостоянства должно быть ежемгновенным, настолько непрерывным, чтобы не допускать внедрения каких-либо дискурсивных или отвлекающих мыслей, которые определенно оказывают разрушительное влияние на прогресс. Если это невозможно, возвращайтесь ко внимательности к дыханию, поскольку сосредоточенность является ключом к способности активизировать непостоянство. Помните, что для приобретения хорошей сосредоточенности нравственность должна быть совершенной, потому что сосредоточенность построена на нравственности. Следовательно, для внимательности к непостоянству сосредоточенность должна быть хорошей; если сосредоточенность оказывается превосходной, осознание непостоянства тоже будет превосходным. Для культивирования непостоянства нет никакой особой техники – кроме культивирования внимания, направленного на предмет медитации. Это означает направить внимание назад, к телесному чувству, чтобы ощутить непостоянство на теле или внутри него. Сперва оно должно почувствоваться в тех областях, куда мы способны легко погрузить внимание. Это может означать перемену сферы внимания – от одного места к другому – от головы к ногам, от ног к голове; а по временам надо погружать внимание внутрь. Надо ясно понять, что при этом никоим образом не следует руководствоваться анатомией, а направлять его к месту прямого переживания в виде ощущения форм материи, калапа, и природы их постоянных изменений. При соблюдении этих указаний прогресс несомненен. Степень его зависит от способностей индивида и от его преданности работе медитации. Если практикующий достигнет высоких уровней сосредоточенности и мудрости, его способность понять три свойства – непостоянство, страдание и безличность – возрастет; соответственно он будет приближаться к цели, к Пробуждению, которое должен иметь в виду каждый человек. Наше время – это век науки; люди сегодняшнего дня не верят в будущие утопии; они ничего не примут на веру, если при этом не получат хорошие, конкретные, прямые, личные результаты – здесь и сейчас. Ныне почти повсюду наблюдается разочарование, и оно создает недоброжелательство; недоброжелательство порождает ненависть. Ненависть создает вражду; вражда производит врагов, а враги начинают войну. Война в свою очередь создает врагов – и так продолжается дальше, возникает порочный круг. Почему это происходит? Потому, что отсутствует надлежащий контроль над умом. Ибо человек, в конце концов, есть олицетворение психических сил. Что такое материя? Ничто иное, как материализованные психические силы, результат реакции между нравственными, положительными, и безнравственными, отрицательными, силами. Будда говорил: Мир создается умом . Поэтому ум преобладает над всем. Возьмемся же за изучение ума и его свойств – и мы разрешим проблему, которая ныне стоит перед миром. Когда Будда был жив, он говорил каламам: Слушайте, о каламы! Не дайте ввести себя в заблуждение рассказами, или преданиями, или слухами. Не дайте ввести себя в заблуждение ни искусством в споре, ни разумными доводами, ни размышлениями о какой-нибудь теории и ее одобрением; не придерживайтесь ее потому, что она соответствует вашим склонностям, не придерживайтесь ее из уважения к престижу учителя . Но, каламы, когда вы сами узнаете, что такие-то вещи нездоровы, такие-то заслуживают порицания, такие-то осуждаются разумными людьми, такие-то при своем соблюдении и выполнении ведут к неблагополучию, к печали, – тогда, действительно, отвергайте их . Если же когда-то вы узнаете сами, что такие-то вещи полезны, такие-то безупречны, такие-то превозносятся разумными людьми, такие-то при соблюдении и выполнении ведут к благополучию и счастью, – тогда вы, каламы, выполняя их, пребывайте в них . Настало время для возрождения практики випассаны . Мы нисколько не сомневаемся в том, что все, кто с открытым умом и искренностью пройдут курс подготовки у компетентного учителя, получат определенные результаты.

Эти результаты будут видны, как конкретная польза, живая и личная, здесь и сейчас; они поддержат нас в хорошем состоянии, в состоянии благополучия и счастья до конца нашей жизни. Да будут все существа счастливы, да возобладает мир во всем мире!

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Буддизм алмазного пути:

Школа Сакья

News image

Ее начало от йога Вирупы, переданное им Гьядхаре, который передал своему тибетскому ученику Дрогми Шакья. Путешествуя по Индии, Дрогми получает учения и посвящения, даже передачу Лам...

Вы выполняете правильно позу?

News image

Когда вы садитесь в определенную позу, то она непременно должна быть симметричной и уравновешенной. В идеале все ваши части тела должны быть взаимно уравновешенными друг с ...